ИЗ ПРОСПЕРА МЕРИМЕ

 

ГОСПОДАРЬ МЕРКУРИЙ

(Иллирийская песня)

 

 

    Ехал в битву господарь Меркурий,

Говорил господарыне Евфимье:

«Вот тебе, жена, мои чётки,

В этих чётках семьдесят пять зёрен.

Молись за меня Господу Богу.

Будешь верна – и чётки не порвутся,

А изменишь – рассыплются сразу».

Он уехал, и не было известий –

Жив ли он, убит или в полоне,

Но на третий месяц вернулся

Окровавленный Спиридон Петрович.

И сказал он Евфимье со слезами:

«Господаря Меркурия убили,

С ним двенадцать двоюродных братьев –

Я один, тринадцатый остался».

И заплакала бедная Евфимья,

Но ответил ей Спиридон Петрович:

«Не печалься, не все ещё убиты».

Поднял, подлый, её и утешил.

Пёс Меркурия выл о господине,

Конь Меркурия ржал о нём тоскливо,

А Евфимья спала со Спиридоном.

    Едет с битвы господарь Меркурий,

Живой, как ни в чём не бывало.

До Цетиньского озера доехал,

А над озером бел туман клубится,

А в тумане вьются привиденья.

Над водой они маленькие карлы,

А у берега ражие великаны.

Один встал и на Меркурия грянул –

Перекрестился господарь Меркурий

И мечом свалил великана.

Говорит великан, умирая:

«Одолел ты меня, Меркурий –

Так послушайся моего совета:

Не езди до дома, будет хуже».

Тут из тучи выглянул месяц –

И нет пред Меркурием великана.

    Едет дальше господарь Меркурий,

Доезжает до своего селенья.

У околицы – свежая могила, А над нею – чауш и священник,

На краю могилы – покойник,

И лицо башлыком прикрыто.

«Эй, чауш, кого хоронишь ночью?» –

«Господаря Меркурия хороним».

Тут за тучами скрылся месяц –

И нет ни покойника, ни могилы.

    Едет дальше господарь Меркурий,

Въезжает на широкое подворье.

«Эй, жена, хорошо ли ты молилась?»

Выносит жена ему чётки,

А те чётки давно на новой нитке,

И все зёрна питаны отравой.

«Посчитай, господарь Меркурий,

Все ли здесь семьдесят пять зёрен?

Стал считать господарь Меркурий,

Смачивая пальцы слюною,

А как начёл он их семьдесят четыре,

То вздохнул и упал на землю мёртвым.

© 2020 Сайт Ильи Оказова. Сайт создан на Wix.com