БАЛЛАДА О БЕССИЛЬНОМ ПРОРОКЕ

    Пророк стоял на улице – высокий,

С подрагивавшей серенькой бородкой,

Усталый, тощий и слегка нелепый

В лиловых крупноклетчатых штанах.

    Он сомневался. Стоило ли, право,

Опять являться в этот давний город

И ощущать, что плоть твоя отдельна

От прочих – или кажется такой?

    Затем ли он покоя и терпенья

Искал на этих улицах когда-то,

И наконец нашёл, и слился с Миром,

И ощутил бессмертие своё,

    Когда, рассеян в тысячах молекул

По городу, планете, мирозданью,

Он был в траве, и в воздухе, и в пепле

Каких=то битв, и в мёртвых, и в живых, –

    И чувствовал, что всё на этом свете

Едино, всё вращается, и это

Вращение хранит единство Мира,

И этот вихрь есть бесконечный Бог?

    Как это было сладко и прекрасно –

Понять, что несмотря на кровь и перел,

На злобы, споры, войны и корысти,

Мир держится, Мир целен, вечен, свят!

    По грязному асфальту прокатился

Автобус и ему забрызгал ноги,

Но он не обратил вниманья, зная,

Что даже эти брызги – тоже Бог.

    Близ церкви пил из лужи мокрый голубь,

И отражение креста дрожало

В кругах, и две старухи и мальчишка

На паперти молились о своём.

    Он улыбнулся. Он жалел мальчишку,

Старух, и голубя, и колокольню,

И общую безумную надежду,

Что Бог захочет что-то изменить.

    «Бог совершенен, – думал он, – а значит,

И равнодушен – разве Мирозданье

Не равнодушно? Но они стремятся

Увериться, что Бог – и благ, и добр,

    И им добра желает. Может статься,

Им это помогает не страшиться

Людей и верить, что творенье Бога

Не может быть жестоким и плохим.

    И – хорошо, хоть мир и не творился

Со стороны, а был всегда, поскольку

Бог был всегда и преобразованья

Товрил не с миром, а с Самим Собой.

    И в них он тоже, но они не смеют

Постигнуть этого, они не смеют

Принять ответственность, они не смеют

Душою слиться с Духом навсегда.

    Они идут по своему маршруту,

Как Солнце, и Луна, или автобус,

И атомы, и страны, и народы –

Все части мира. Пусть себе идут.

    Но как непросто этим добрым людям –

Кусочкам мира с разумом и сердцем –

Принять чужую правоту, чужие

Пути признать достойными себя!

    Старушка, мальчик, постовой, прохожий,

Открыто или тайно, неизменно

Себя считают правильней и лучше

Других – старух, мальчишек, постовых.

    И то, что помогает жить на свете

И мальчику, что верит в Иисуса,

И постовому, что в Порядок верит,

И всем, кто верует, блюдёт и ждёт –

    Мешает им понять друг друга – хуже,

Мешает ближнего понять – и хуже,

Мешает им понять весь мир – и хуже:

Мешает им понять самих себя.

    Как мне помочь им? Как внести единство

В их головы, сердца, надежды, веры?

Как убедить, что верить невозможно

В Него, не веруя в самих себя?

    Не веруя в других и отсекая

Себя – или себя и тех, кто носит

Такую же, достойнейшую, форму –

От остальных, от Мира, от Него?

    Пророк поёжился. Казалось, будто

Он видит все бессчётные мундиры

И на плечах солдат и духовенства,

И на сердцах, бесчисленных сердцах.

    «Как убедить их, что гораздо легче

Живётся тем, кто никого не судит,

Кто каждого с собой отождествляет

И знает: всякий так же прав, как он?

    А может быть, не нужно? Может, просто –

Пускай они идут своей дорогой

И дело своё делают исправно,

Стараясь только не вредить другим?

    Но это – трудно. Это очень трудно:

Вершить свой долг, других не обижая,

Не сталкиваться на косых дорогах

Идущим – каждый за своей звездой.

    Так страшно – отказаться от надежды

На доброго к своим, благого Бога,

Постигнуть равнодушье Мирозданья

И отрешиться злобы и любви…

    Мне не под силу им помочь, я знаю.

Да и хотят ли этого – старуха,

Которая зовёт Пророка Богом

И презирает сотни остальных,

Или вот этот, на углу с дубинкой,

Который беспорядок называет

Порядком – и другие беспорядки

Уничтожает с чистою душой?

И разве не насильем это будет –

Сказать ми правду, всколыхнуть их души

И новые создать противоречья,

Напялив проповедника мундир?

    Мне не под силу это, понимаю,

Когда я здесь – отдельный, воплощённый,

Нелепый и готовый ошибиться,

И – Господи! – готовый осудить!..

    Но Мир кружится, и не распадётся,

И миллионы этих одиночек

Ещё поймут, что все они едины

И что Единство Мира – это Бог».

    Он отступил и слился с подворотней,

С семиэтажным домом, и с кварталом,

И с городом, материком, планетой,

И космосом – и Господом своим.

    Никто кругом не обратил вниманья,

Что в голубе, и в луже, и в старушке,

И в постовом, и в первых тусклых звёздах

По атому прибавилось его…

© 2020 Сайт Ильи Оказова. Сайт создан на Wix.com