ПИСЬМО К МАТЕРИ

Этолия, Калидон,

царице Алфее

          с нарочным

Дорогая моя матушка!

Во первых строках извещаю тебя, что у нас, слава Зевсу, все здоровы, чего и вам желаем, только вот Гилл объелся сливами и у него желудок расстроился, так что пришлось звать доктора. Сам Асклепий был на вызове, но его сын Подалирий тотчас приехал и выписал рецепт, и в тот же день всё и прошло. Жалко, что батюшка молодых лекарей не жалует и всех их за шарлатанов считает, но ты Подалирию отпиши, пусть он пришлёт батюшке мази от его подагры; я ему сама сказала, да, боюсь, позабыл.

Идол мой уехал за конями царя Диомеда во Фракию и не пишет, как всегда, потому что никого грамотного с собою не взял, но зато прислали письмо из Фессалии, что он там у Смерти отбил молодую царицу Алкесту (кажется, так) и очень благодарят, и прислали подарки, а Гилл страшно захотел туда съездить и посмотреть, как там колдуньи луну с неба в блюдечко сводят, так что пришлось его выпороть.

А вообще болит у меня сердце за хозяина, потому что, хотя он там, конечно, с этой Алкестой по своей жеребячьей привычке наверняка спутался, но это не страшно, а вот что он Смерть мог ненароком зашибить, это меня беспокоит. Так-то он, знаешь, мужик не злой, но коли распалится, то за себя отвечать не может, и я буду просить доктора Подалирия выписать ему справку, что он нервный и ни за что не отвечает, а то, если он Смерти ребро сломал или чего похуже, то Плутон может рассердиться, и тогда страшно подумать, что будет, потому что мой идол, конечно, и ним ругаться начнёт, как тогда с Аполлоном, и опять сболтнёт что-нибудь. Если ты про него что услышишь, отпиши мне, ради Зевса, а то у меня душа не на месте.

У нас тут все говорят о последнем скандале в Коринфе. Помнишь, я тебе писала о Медее, племяннице элидского Авгия, не к ночи будь помянут, которую Ясон (этот, из Иолка, что с мужем плавал, а у нас на охоте не был по молодости лет) привёз с дикого севера? Ну так они тогда не зарегистрировались, а он теперь вздумал жениться на Креусе из Коринфа, я о ней тебе тоже писала и узор для вышивки присылала, что она мне дала. Так эта стерва, Медея то есть, страшно разозлилась и стала беситься, как мой идол в молодости, и Креусу облила керосином и подожгла, вот ужас-то, совсем молоденькая была, и весь Коринф загорелся, не надо было Сизифу столько деревянных изб ставить, а вот теперь Коринф весь выгорел. А Медея эта, говорят, назло мужу родных детей зарезала, настоящее чудовище, все они на Кавказе такие, и сбежала в Афины. Там твой кум Эгей её принял и коринфским властям по доброте своей выдать не захотел, по-моему, это нехорошо. Я думаю, он хочет от неё сына, вот уж верно, что седина в бороду, а бес в ребро, а ведь его сынок у моей подружки Эфры растёт, она мне рассказывала, а я ей верю, потому что она хорошая, а что дура, так, значит, тем более не врёт. А Ясон-то куда-то скрылся, в матросы нанялся или, может, его на пожаре бревном придавило, и у нас тут все эту Медею очень осуждают, хотя и он тоже, конечно, поступил с нею некрасиво.

А в Фивах, говорят, что-то совсем дикое происходит, про Эдипа только я не поняла, то ли оказалось, что он отца убил, а на матери женился, то ли наоборот. Только я думаю, это люди врут, потому что к нам оттуда почти никаких вестей не приходит, никто через Перешеек не ездит из-за разбойников, а о них такое рассказывают, что я тебе и писать не буду, чтобы ты не переживала, и куда только полиция смотрит! Так что про Эдипа это всё, я думаю, неправда, потому что я его один раз видела, и он мне очень приличным человеком показался, и вообще когда-то со Сфинксом расправился, а то ведь такой ужас был!

А что ты пишешь про братца Тидея, что он совсем от рук отбился и хулиганит, так это, я слышала, называется теперь переходный возраст и скоро пройдёт, а что он не такой удачный, как братец Мелеагр был, так ведь в семье не без урода. А я Мелеагра помню и большую охоту, хоть я тогда маленькая была и меня ко взрослым не пускали, но я многих хорошо запомнила, особенно Амфиарая. Ты знаешь, он сейчас стал пророком, почти как Тиресий, и у нас все его очень уважают, а он такой простой и добрый, и сынок у него такой славный и маму так любит. Мы к ним как-то на Дионисии всей семьёй ездили, он всё с мужем толковал, тот мрачнее тучи вышел, так что мы все долго его успокаивали, а я с Амфиараевой женою Эрифилой говорила, очень славная была женщина, только щеголиха страшная, особенно у неё бусы хорошие все были, а одета безо всякого вкуса; а Гилл всё с их мальчиком играл. Хорошие люди. Так вот я бы спросила Амфиарая про братца Тидея, только боюсь, что он что-нибудь страшное скажет, так что лучше не буду, а ты не беспокойся, он вырастет и образумится.

Ты не знаешь, это правда, что афинский Дедал сейчас на Крите? Я хочу ему послать денег, чтобы он мне сделал брошку, как у Эрифилы, а адреса узнать не могу, Эфра говорит, что её отец говорил, что Тиндар говорил, что Дедал засекреченный: неужто опять война будет? А что Дедал тогда этой Пасифае, прости господи, корову сделал, так его за это и винить нельзя, он человек подневольный. Да мне и Пасифаю, по правде сказать, жалко, потому что хотя она и очень неприлично себя вела, но потом ведь у неё ребёночка сразу отняли и спрятали, то-то, бедная, наверно, наплакалась, а что у ребёночка голова телячья, так этому я не верю, потому что так не бывает. Так что напиши, что знаешь про Дедала, а то говорят, он с Крита улетел, и я этому могу поверить, потому что он, видно, всё может, раз у него даже статуи ходят, так что их привязывать приходится.

Кстати, о Крите: приезжал оттуда Радамант свататься к моей вдовой свекрови Алкмене, что-то она ему ответит? Он кривой весь, но на старости лет и такому жениху должна быть рада.

 

Я очень беспокоюсь за батюшку, он ведь уже старенький и всё болеет, а дядя Агрий может ему навредить, у них в семье все такие злословные, а ты ведь знаешь, как батюшка всё близко к сердцу принимает. Ты лучше дядю к нам в Калидон не приглашай, а батюшке я посылаю толстые шерстяные носки, чтобы он не простуживался и подагра его не так мучила. Говорят, что к нам (то есть в Калидон, а не сюда) снова собирается приехать Дионис по старой памяти, так это очень хорошо бы было, только ты не позволяй Тидею много пить, потому что он ещё растёт и ему это вредно, так доктор Подалирий говорит.

Как-то ты сама себя чувствуешь? Нету мне покоя, у тебя же после той охоты больное сердце, так что ты себя, пожалуйста, береги и поменьше волнуйся, у нас (то есть в Калидоне) места глухие и никто на них не зарится, а с Артемидою же батюшка помирился. А дядю Агрия ты не слушай, потому как он известный охальник, и все у него в семье такие, и дети – Ферсит и остальные – такими вырастут. Одевайся потеплее и не хлопочи так по хозяйству, как раньше, а если экономка плохая, так я тебе найду с рекомендациями из лучших семей, где моего идола знают с хорошей стороны, он ведь вообще-то добрый; ты только напиши.

Кланяются тебе и батюшке и дяде Агрию и всем родным муж мой Геракл, Иолай, Алкмена и Гилл, и все наши домочадцы –

БАБАШКЕ

– а это написала Макария, вот уже какая она умненькая.

Засим до свидания, и жду ответа, как соловей лета. Попроси кого-нибудь написать под диктовку.

Остаюсь твоя почтительная дочь

ДЕЯНИРА

© 2020 Сайт Ильи Оказова. Сайт создан на Wix.com