ГРЕШНИКИ

 

Фарс в 1 действии

 

 

 

 

Действующие лица:

ЗЕВС, главный бог

АИД, или ПЛУТОН, загробный бог

Грешники:

ТАНТАЛ, 40 лет

СИЗИФ, 30 лет

ИКСИОН, 20 лет

 

Действие происходит на том свете

 

ТАНТАЛ. О господи, господи, за что такие муки! Как хочется есть! Как хочется пить – хотя бы глоток воды! (пытается зачерпнуть что-то с пола, машет рукой) А, пустое. Но как я был глуп! У меня каждый день были и мясо, и рыба, и вино – так нет, захотел амброзии. Как мне приходилось пресмыкаться перед ними, лизать им пятки – мне, сыну Солнца! Ведь если рассудить, они мои кузены – Зевс, и Аид, и Посейд… Ох, я не могу больше! Хоть бы корочку хлеба, господи!!!

АИД (входит). Ну что ты вопишь, сын Солнца?

ТАНТАЛ. Я возмущаюсь и протестую!

АИД. А, ну давай. Только тише.

ТАНТАЛ. Ну, Аид, брат, дай хоть корочку хлебца!

АИД. Ну ты чудак, право. Откуда я возьму тебе хлеба? У нас больше никто есть-пить не хочет.

ТАНТАЛ. Хоть косточку от Цербера принеси!

АИД (грустно). Умер Цербер. Умер друг человека.

ТАНТАЛ. Так сдох, наконец? Ничего себе друг – Спокон веку сторожит нас.

АИД. А вы не люди. Вы покойники. Выпусти вас – беды не оберёшься. Знаешь, что люди говорят, когда вас, привидений, встречают? Чур меня! – говорят.

ТАНТАЛ. Да отчего же он сдох, собака?

АИД. От любви.

ТАНТАЛ. Что?!

АИД. Полюбил какую-то вольную суку, а она ему и говорит: «Ты, мол, урод, но я бы не посмотрела, что у тебя три головы, хотя больно умный мне тоже не нужен. А вот что ты жандарм – стыдно».

ТАНТАЛ. И ушла?

АИД. И ушла. А он, бедняга, не мог.

ТАНТАЛ. На цепи он, что ли?

АИД. На службе. Так и умер с тоски.

ТАНТАЛ. Ну и дурак. Жил сытно, в три глотки жрал…

АИД. Пошляк ты, Тантал. Не знаешь ты тоски.

ТАНТАЛ. Я не знаю?

АИД. Ты. Вот я – бог, а всё равно – Персефона к матери уехала, и тот свет мне не мил. Не любил ты, Тантал.

ТАНТАЛ. Я сына любил!!

АИД. Не ты один.

ТАНТАЛ. Тиран! Садист! Дай мне поесть!

АИД. А ты не ругайся. Я бог подневольный: Зевс велел голодом морить – я и морю. Мне тебя, может, жалко, почём ты знаешь? А ослушаться не могу.

ТАНТАЛ. Я не боялся, а ты трусишь? (почти истерично) Ну, велели, а издеваться-то зачем? Зачем эта ветка с яблоками, ручей?

АИД. Навязали психа на мою голову! Да нет тут никакой ветки, на сухом месте сидишь!

ТАНТАЛ. Врёшь, я вижу! Я же понимаю, вы начальству доказать хотите, что у вас тут сытно, очковтиратели! Дайте мне папируса и чернил, я вас разоблачу!

АИД (обиженно). На дураков не обижаются. Я же понимаю, с сыном неприятности – это всякого заденет. Но беситься-то зачем? А ты вот тронулся.

ТАНТАЛ. Не трогай моего сына… Этот грех на мне – признаю. Mea culpa.

АИД. Да какой грех? Ну, ушёл во флот, разругались – дало житейское, извечный – как это? – конфликт отцов и детей.

ТАНТАЛ. Но к кому он ушёл?

АИД (не слушая, мечтательно). А вот был бы у меня сынок, я бы с ним, наверное, никогда бы не ссорился…

ТАНТАЛ. Да уходи ты, не трави душу!

 

(Входит СИЗИФ)

 

АИД. А ты тут зачем? Я тебе бездельничать не позволю! Знаю вас, лодырей – только от работы отлынивать.

СИЗИФ. Обижаешь, начальник. Когда это Сизиф отлынивал? Камень весь стёрся, вот и всё. Давай новый.

АИД. Легко сказать – давай. Где я его возьму? Все поискатал.

СИЗИФ. Ну так что же делать-то?

АИД. Может, распять тебя, а? Крест есть.

СИЗИФ. Не советую. Ведь я за кого страдаю? За человечество. Когда на него работают, оно, и впрямь, не замечает. А распнёшь меня – они же богом объявят. Тебе же хуже будет.

АИД. А что же делать?

СИЗИФ. Сходи к Прометею, отломи кусочек скалы. Кавказ большой, я там бывал: все горы – Казбеки.

АИД. Молодец. Благодарность тебе обеспечена за отличную работу. (Уходит)

СИЗИФ. Как живёшь, Тантал?

ТАНТАЛ. Я есть хочу. (Жалобно) Хлеба нет?

СИЗИФ. Нет. Покурить дам.

ТАНТАЛ. Спасибо. (Закуривает) А ты как?

СИЗИФ. Ничего – работаю. Про меня уже поговорка есть – Сизифов труд.

ТАНТАЛ. Про меня тоже… Муки мои поминают.

СИЗИФ. Ты уж извини нас.

ТАНТАЛ. Да за что?

СИЗИФ. Ну, ты же из-за нас погорел. Это всё Иксион, лакомка – принеси да принеси нектара. Но правда ведь, обидно – ты с богами пируешь, а мы – нет. (Горячо) А ты бы нас не слушал! Или уж воруй, да не попадайся.

ТАНТАЛ. А, всё равно. И ты не ангел.

СИЗИФ. Я же тоже не для себя… ты уж, тантал, извини что тебя через нас так…

ТАНТАЛ. Да не из-за вас меня!

 

(Треск. Вкатывается сломанное колесо, за ним ИКСИОН с горстью спиц в руке)

 

ИКСИОН. Вот, полюбуйтесь! Техника на грани фантастики! Даже колеса толком сделать не могут, (с неописуемым презрением)… боги!

СИЗИФ. Иксион? Ты откуда взялся?

ИКСИОН. А, вышло дело… Я теперь в колесе по всему миру катаюсь – тридцать восемь оборотов вокруг Земли в сутки, подсчитал!

ТАНТАЛ. Сам придумал?

ИКСИОН. Чёрта с два! Зевс колесовал. Так что мы с вами – три сапога пара.

СИЗИФ. Да, не повезло! И всё время ты так?

ИКСИОН. В движеньи мельник жизнь ведёт, в движеньи! Да я не жалуюсь – столько всего повидал за неделю, сколько в жизни не видывал. Не поверишь – живого китайца чуть не раздавил!

СИЗИФ. Да ну? А что ж сейчас стоишь?

ИКСИОН. Колесо сломалось. Рельеф тут в аду, доложу я вам – чёрт ногу сломит. Ну, я, раз так, с вами посижу.

ТАНТАЛ. Хлебца нет, Иксион?

ИКСИОН (шарит по карманам). Нет. Вот сахару кусочек есть – хочешь?

ТАНТАЛ. Давай! (грызёт сахар) Не мог чего посущественнее прихватить.

ИКСИОН. Не до того было. Тут такие дела!

СИЗИФ. Да за что тебя?

ИКСИОН. Не поверите. Я Самому рога наставил.

СИЗИФ. Шутишь?

ИКСИОН. Ей-богу! Я Гере подмигнул, она и пошла. Ну и баба, доложу я вам!

СИЗИФ. Врёшь, как всегда.

ИКСИОН (обиженно) А за что я кручусь, как белка в колесе? За нарушение паспортного режима, что ли?

ТАНТАЛ (повеселевший). Да бог его знает, за что. Только Гера на тебя и смотреть не станет.

ИКСИОН. А ты, Тантал, по себе не суди. Я – парень видный. А вот ты-то за что?

ТАНТАЛ. Не спрашивай.

ИКСИОН. Что? Тоже по такому делу?

СИЗИФ. Не трогай его. Он сына зарезал.

ИКСИОН. Какого сына? Красавчика Пелопа? За что?

ТАНТАЛ. Он на меня Посейдону донёс. Про нектар.

СИЗИФ. Да, из-за нас пострадал Тантал.

ИКСИОН. А что – из-за нас? Мы его палкой гнали? Не умеешь – не воруй! (Танталу) И ты его за донос?

ТАНТАЛ. Да не за донос… Да отстань, ради бога!

ИКСИОН. Нет уж, извини. Ты людей резать будешь, а я, стало быть, и знать не буду, за что?

СИЗИФ. Ну… ты знаешь, что про Посейдона говорят?

ИКСИОН. Да про него чего только не говорят! А!.. да неужто это?..

СИЗИФ. Именно. А потом во флот сразу офицером.

ИКСИОН. Вот сволочь! А мы в лепёшку расшибаемся!

СИЗИФ. Ничего, работать полезно.

ИКСИОН. И ты, Тантал, его зарезал? Ну и правильно!

ТАНТАЛ. Да уйди ты, ради бога!

ИКСИОН. Уйду, мы не гордые. Укачу, дай колесо починить. Только… Я ведь две недели назад его видел, Пелопа.

ТАНТАЛ. Не мог ты его видеть! Убил я его.

ИКСИОН. Вот этими глазами!

ТАНТАЛ (навзрыд). Я убил его!

СИЗИФ (отводит Иксиона в сторону). Да перестань ты. Не видишь – тронулся он.

ИКСИОН (разочарованно). Ну, так бы и говорил… Так никого он не резал?

СИЗИФ. Никого. Просто не в себе. Яблоки ему чудятся, груши какие-то…

ИКСИОН (хохочет). Так я и подумал. А то ведь не мог же этот красавчик и впрямь воскреснуть! Кишка тонка.

СИЗИФ. А ты бы мог?

ИКСИОН. А я и не умер ещё, твоей милостью. (Серьёзно) Я бы не мог… Вот ты, если бы захотел – смог бы.

СИЗИФ. Я не хочу.

ИКСИОН. Да ведь на воле-то лучше, чудак!

СИЗИФ. А, всё равно – тут вкалываешь и там вкалываешь. Только вот в карты тут нельзя.

ИКСИОН. Проверяют? Ну как же, пуганые теперь.

ТАНТАЛ. О господи, за что такие муки! Слушай, Иксион, сорви мне яблочко.

ИКСИОН. Какое ещё яблочко? (СИЗИФ делает ему знаки) А ты что, сам не можешь?

ТАНТАЛ. Не могу. Я встану, а они исчезнут. Я присяду, а вода утечёт.

ИКСИОН. Вот чокнутый, доложу я вам! С тобою не соскучишься.

ТАНТАЛ. И ты надо мной издеваешься! Я объявлю голодовку протеста! Я буду жаловаться вплоть до… (оседает) Нет, я убил, я виноват. Простите, люди!

СИЗИФ (укоризненно). Зря ты с ним так, Иксион.

ТАНТАЛ. За что так мучаюсь, господи!

 

(Появляется ЗЕВС)

 

ЗЕВС. Сам знаешь.

ТАНТАЛ. Знаю грехи свои! (Причитает)

ЗЕВС. Ну и помалкивай. (Иксиону) А ты что тут делаешь?

ИКСИОН. На твои рога любуюсь. (Ржёт) Что ты, мало любишь свою Геру, что меня к колесу привязал, а не камни вон ворочать заставил? А зря – она баба славная.

ЗЕВС (почти нежно). Ох и дурак же ты, Иксион!

ИКСИОН. А что?

ЗЕВС. Я тебе тучу вместо Геры подсунул. А она мне сразу сама всё рассказала.

ИКСИОН. А, вот почему у ней кентавры родились!

СИЗИФ. Да, Иксион, дал ты маху!

ИКСИОН. А мне чего – туча-то ничуть не хуже оказалась! (Ржёт) И вообще, Зевс, не верю я тебе.

ЗЕВС. Что?

ИКСИОН. Врёшь ты всё, Зевс. Просто стыдно тебе признаться, что Гера твоя от меня таких деток наплодила. Вот ты и…

ЗЕВС (грохочет и сверкает). Вон!

ИКСИОН. Рад бы – колесо не работает.

ЗЕВС (выкатывает) Вот тебе новое! Привязать или сам уцепишься?

ИКСИОН. Спасибо, я сам! (Распластывается на колесе)

СИЗИФ. Прощай, Иксион!

ИКСИОН (укатывается) До свиданьица! Земля круглая ­­– авось увидимся!

ТАНТАЛ. Господи! Да до чего же пить хочется!

ЗЕВС. Перебьёшься. А ты кто?

СИЗИФ. Сизиф, сын Эола.

ЗЕВС. Шулер, что ли?

СИЗИФ. На досуге.

 

(Входит АИД)

 

АИД. Камня нет.

ЗЕВС. Слушай, я его дела не припомню. Что он натворил?

АИД. Пусть сам скажет.

СИЗИФ. Ну, я дом строил, меня бревном и стукнуло. Лежу я, помираю. Приходит ко мне Танатос…

ЗЕВС. Кто такой?

АИД. Дух смерти. Уже уволен.

СИЗИФ. Ну, я ему и предлагаю – перекинемся, мол, в картишки. Ну, сыграли. Он говорит: «Дай отыграться! Прежде чем отыграюсь, не встану». Ну, думаю, и посидишь ты у меня. Я-то играть умею.

АИД. Карты у тебя краплёные.

СИЗИФ. Ну пусть и так – я же всё для людей. Триста восемьдесят четыре тысячи восемьсот девяносто девять раз его дураком оставил. А люди всё это время не умирали.

ЗЕВС (с интересом). И как ты попался?

СИЗИФ (досадливо). Продул. Устал очень – камни ворочать легче.

АИД. А Земле-то каково столько народу носить?

ЗЕВС. Это я уладил. Сейчас там Троянская война. Полегчает.

АИД. Ну, раз так, может, помиловать его? Тем более что и камня нет.

ЗЕВС. Ладно. Я милостив. Амнистию ему!

СИЗИФ (ошарашенно). Да… да как же это, господи? Да я же сдохну теперь без работы!

АИД. Ты уже помер.

СИЗИФ. Да всё равно. Не могу я так! Да я сам камень найду, вот увидите! (Уходит)

ЗЕВС. Ну, иди. Чудной нынче грешник пошёл.

АИД. Зевс… Как там Персефона?

ЗЕВС. Да ничего! Загорела. Окрепла. Посейдон к ней приглядывается.

АИД. Что? (жалобно) Ты уж проследи, чтобы чего не было, а, брат?

ЗЕВС. Ладно. А ты что новенького скажешь?

АИД. Да вы всё знаете. Ну, умер великий Пан.

ЗЕВС. Да? А я и не заметил. Кстати, анекдот: подходит Пан к кентаврихе…

 

(ЗЕВС и АИД уходят, беседуя)

 

ТАНТАЛ (один). Боги! Боги! Куда же вы? (Плачет)

© 2020 Сайт Ильи Оказова. Сайт создан на Wix.com